about arctic_history arctic_today canada contacts denmark finland iceland links norway russia sweden usa 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99
Информационно-аналитический портал ARCTICuniverse

Значит договорились?

20.11.10 / 09:08

В середине сентября нынешнего года Россия и Норвегия подписали договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Он пока не ратифицирован парламентариями двух стран и споры о нем не утихают. Мнения экспертов пока весьма противоречивы.

Переговоры между Москвой и Осло о разделе морской границы начались еще в 1970 году, и этот вопрос был основным в отношениях Норвегии и СССР, а затем Норвегии и России на протяжении 40 лет. Договор рассчитан на 15 лет с возможным продлением на последующие шестилетние периоды. Президент России Дмитрий Медведев после подписания договора заметил: "Мы шли к этому договору 40 лет. Это большой срок, но это событие должно открыть новую страницу в наших двусторонних отношениях. По его словам, заключение договора "должно позитивно повлиять на укрепление международной и региональной безопасности, а также на углубление взаимодействия между арктическими государствами".

"Речь идет о практическом примере реализации принципа, что все возможные споры в Арктике должны решаться самими арктическими государствами путем переговоров и на основе существующих норм международного права", - цитировало агентство РИА Новости заявление Кремля.

Посол Норвегии в России Кнут Хауге в интервью Интерфаксу расценил договор о морской границе "хорошим, честным компромиссом, который может послать другим странам соответствующий сигнал".

- Я думаю, что это очень важно, так как в последнее время мы много слышим о новой холодной войне на крайнем Севере и конкуренции между различными государствами в этом районе, - добавил норвежский посол.

Руководитель Института политического и военного анализа (ИПВА) Александр Шаравин считает, что вокруг Арктики много проблем, и лучше спорить не со всеми сразу, а по отдельности:

- По договору Норвегии отошла только морская акватория, это дело старое и спорное. И это хорошо, что нам удалось договориться с норвежцами. Потому что, когда возникнет серьезный спор, Норвегия будет нашим союзником в этом деле. Поскольку со скандинавами все разрешилось обосновано и здраво. В свое время мы с США делили ту же акваторию, но тогда была просто техническая ошибка, тогда никто не советовался с топографами и картографами в вопросах демаркации. А карты, которые использовались, они, собственно говоря, разные проекции имеют, потому что все карты имеют искажения. Потому что на плоскости изобразить земную поверхность невозможно. Из-за этого была потеряна большая часть акватории. В случае с Норвегией специалисты привлекались. Как можно судить, все остались довольны. Суть в том, что вопросы по поводу шельфа и Арктики решаются на односторонней и двусторонней основе, и теперь Норвегия сможет нам помочь в урегулировании. Договор с Норвегией - это разумный компромисс, и Россия от этого ничего не потеряла. Теперь мы не спорим сразу со всеми арктическими государствами.

Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок считает, что российско-норвежский договор о разделе морской границы должен упростить и вопросы рыболовства:

- По этому договору мы поделили спустя 40 лет пространство в 155 тыс кв. км. Это хорошие шаги для того чтобы поделить так называемый треугольник. После того как мы решили проблему территориальную, я считаю, что будет решаться и проблема рыбная, поскольку последние 40 лет мы постоянно ведем "рыбную войну" с Норвегией. Помните, была ситуация, когда их рыболовецкая охрана постоянно контролировала наши суда, и если достаточно откровенно, российские суда подвергались проверке по три, по четыре раза в год, и только 20% норвежских по одному разу в год. В конце концов, Норвегия уже не станет говорить о том, что Северный морской путь принадлежит только России. Хотя, справедливости ради стоит отметить, что Северный морской путь проложил СССР в 1936 году. В нем и заключается основной интерес, особенно в связи с тем, что сейчас еще и начинается таяние снегов, глобальное потепление. К нам это тоже относится. Главная проблема России заключается не в том, где будет проходить шельф, а в том, как будут проходить транспортные маршруты. Нужное их расположение позволит решить еще один конфликт - между Данией и Канадой. Так называемая "флаговая" война. Дания установит флаг на три мили, канадцы его уберут и так далее. Вот две проблемы, которые сейчас могут быть решены совместно с Норвегией.

Председатель правления Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана Анатолий Евенко рассматривает договор также с точки зрения эффективной работу рыболовецких судов:

- Любое приведение в порядок нормативно-правового поля идет только во благо. Конечно, и тут не все без оговорок. Мы в ассоциации тоже не сразу отточили полностью устраивающий обе стороны текст соглашений о сотрудничестве с союзами рыбаков и - отдельно - прибрежных рыбаков Норвегии. Искали компромиссные варианты. И нашли. Мурманские прибрежники вроде и не имеют напрямую отношения к так называемой серой зоне Баренцева моря, они там не работают. Но я все же патриот рыбной отрасли России в целом. И я вижу, что принимаемые в последнее время законодательные меры федерального правительства способствуют ее развитию. И потом, каждый такой договор - это шаг к потеплению отношений, укреплению доверия. Так что и мы на нашем уровне сотрудничества с норвежскими коллегами будем в дальнейшем ссылаться на это межправительственное соглашение, если со стороны властей возникнет какое-либо недопонимание наших проблем. Как у нас, так и в Норвегии. Бывшая некоторая натянутость в отношениях между соседями будет теперь сглаживаться данным договором.

Глава администрации городского поселения Никель Печенгского района Александр Орлиогло уже видит «сухопутные» перспективы договора:

- Совсем недавно на встрече представители Северной Норвегии высказали конкретные предложения, направленные на большую комфортность посещений их туристами нашего поселка. В частности, ввести меню на норвежском языке, дублирующие надписи на дорожных указателях. Они готовы регулярно приезжать к нам за продуктами и говорят: «Добро пожаловать к нам на шоппинг, за добротными вещами». В процессе дальнейшего добрососедского общения можно будет решать и такие вопросы, как участие норвежцев в обустройстве нашего поселения, модернизации приграничной дороги. Соседи и раньше не были против такого сотрудничества, теперь оно может принять куда более конкретные формы. Впрочем, думаю, это уже будет решаться на более высоком уровне. В целом норвежцы подтвердили, что желание у их сограждан чаще посещать Никель после открытия свободного въезда есть. Мы это только приветствуем - за счет притока туристов можно будет существенно облегчить решение многих экономических проблем поселка.

Генеральный директор известной мурманской компании «Норд-Вест Ф. К.» Валерий Зимницкий рассматривает сам факт заключения такого договора как явление положительное:

- Нельзя бесконечно оставаться в неопределенности. Если же и остались какие-то недосказанности, то, насколько я понимаю, до ратификации есть возможности совершенствования отдельных положений. В любом случае считаю, что это - правильный путь.

Однако критики договора уверены, что соглашение о разграничении водных пространств Баренцева моря отвечает норвежским интересам больше, чем российским. Александр Орешенков, кандидат юридических наук, эксперт по международно-правовым вопросам Арктики прогнозирует ущемление интересов капитала:

- Отсутствие в российско-норвежском договоре о разграничении положений, учитывающих правовые реалии договора о Шпицбергене и норвежского национального законодательства, значительно сократит доходы российских государственных нефтегазовых компаний, имеющих законодательно разрешенный доступ к шельфовым месторождениям («Роснефти», «Газпрома», «Зарубежнефти»), при обнаружении нефтегазовых залежей на стыке российского шельфа в Баренцевом море и шельфовых пространств вокруг Шпицбергена.

Владимир Селин, главный научный сотрудник Кольского научного центра, настроен более радикально. По его мнению, плюсы соглашения не видны, а минусы для российской стороны – очевидны:

- В любом политическом действии наличествуют чьи-то интересы – интересы нации, глобальной корпорации и т.д… Кто стоит за российско-норвежским соглашением от 15 сентября со стороны России – понять трудно. Также остается вопрос, зачем договор нужен России. Те богатые нефтью месторождения к освоению которых РФ не могла приступать без договора и которые теперь поделены – будут недоступны для российской стороны еще более двух десятков лет. У России нет своих технологий для их освоения. Сейчас актуальней развитие Штокмановского проекта.

Сейчас реализация Штокмановского проекта, вероятно, усложнится. Норвегия исчерпала свои богатые запасы сырья, и спорный квадрат в Баренцевом море для нее – манна небесная. Если она приобрела новые месторождения, то зачем ей этот рисковый Штокман? Протягивать газопроводы к нему и дальше, и сложнее. Кроме того, в «спорном» районе более мягкие ледовые условия. Сейчас Статойл может отказаться от проекта. Отказ не обязательно будет официальным, но главный партнер России по Штокмановскому проекту уже не будет проявлять активности. СССР потратил немало финансов на геологоразведку в Баренцевом море. Это было давно – лет 30 назад, но, тем не менее, деньги были потрачены. Для нас в ближайшие время результаты той разведки не несут выгоды.

Однако большинство экспертов склонны считать, что значение подписанного договора велико. Баренцево море - достояние двух стран. В его норвежском секторе обнаружено 30 месторождений нефти и газа и выдано 39 лицензий. В российской зоне, включая Печорское море, перспективные ресурсы углеводородов оцениваются в 35 миллиардов тонн нефтяного эквивалента. Запасы нашего Штокмановского месторождения в 17 раз превосходят запасы месторождения Сновит и в 8 раз - газового месторождения Ормен Ланге в Норвежском море. Совместное освоение Баренцева моря может стать уникальным проектом, в котором опыт и инициатива российских компаний найдет мощную технологическую поддержку их норвежских компаньонов.


ИAП ARCTICuniverseПечать

Спец проекты
«Арктические страны»
На ваш взгляд, какие факторы тормозят развитие интенсивного судоходства по Северному морскому пути?
Голосование проводится до 30.07.2012
24.9%/4Высокие тарифы Атомофлота
 
18.8%/3Недостаточное количество ледоколов
 
43.8%/7Отсутствие сервисных центров и портов на СМП
 
12.5%/2Сложная ледовая обстановка
 

100%/16 

Архив голосований

© www.iisr.ru | mail@iisr.ru | +7(495)5045600 Настоящий ресурс может содержать материалы 18+