about arctic_history arctic_today canada contacts denmark finland iceland links norway russia sweden usa 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99
Информационно-аналитический портал ARCTICuniverse

В поисках белого оленя

05.07.17 / 14:37

Просматривая как-то домашнее задание дочки по литературе за 5-й класс, обнаружил: «...прочитать о Владимире Солоухине». Полагаю, немногие знают – поэт и писатель бывал в Нарьян-Маре и близлежащих населенных пунктах несколько раз. Меня заинтересовал данный факт его творческой биографии. Но обо всем по порядку.

Десятый и самый эрудированный

Владимир родился 14 июня 1924 года в селе Алепино Владимирской губернии, ныне Владимирской области. Его родители были крестьянами, в большой семье царил патриархальный уклад. Мать писателя Степанида Ивановна Солоухина хоть и была простой крестьянской женщиной знала множество стихо-творений русских поэтов и часто пересказывала их своим детям.

В результате маленький Владимир уже в четырехлетнем возрасте знал наизусть множество стихо-творений и отрывков из разных произведений. Знакомству с литературой способствовало и то, что Владимир был десятым ребенком в семье. Старшие братья и сестры часто читали ему вслух произведения из школьной программы и взятые в библиотеке книжки. Неудивительно, что первые стихи Солоухин начал писать еще будучи юношей.

Окончив школу в 1938 году, Солоухин поступил в техническое училище во Владимире, где получил специальность механика-инструменталиста. С 1942 года служил в войсках особого назначения, охранявших Кремль.

Роза Лаврентьевна, его жена, поведала мне интересный случай, произошедший с Владимиром в те годы. Рядовому Соло-ухину довелось стоять в оцеплении во время посещения Кремля Черчиллем. Когда премьер-министр Великобритании проходил мимо солдата Солоухина, то остановился и долго разглядывал его. Позднее Уинстон Черчилль объяснил свою остановку тем, что увидел в этом солдате истинную сущность русской души. Иосиф Сталин велел разыс-кать рядового и как-то поощрить его. Стало известно, что Владимир пробовал писать, но еще не печатался. После этого случая, с дозволения самого Верховного главнокомандующего, Солоухину впервые удалось напечататься во Владимирской областной газете «Призыв».

После службы Владимир начал всерьез увлекаться литературной деятельностью. В 1951 году закончил Литературный институт имени А.М. Горького, а через год его приняли в КПСС.

В 1950-е выходят первые сборники его стихотворений. В них заметно стремление автора к философскому осмыслению жизни. Сразу после института Владимира принимают на работу корреспондентом в редакцию журнала «Огонёк». Он много ездит по стране и зарубежью, публикует репортажи и путевые очерки в различных изданиях.

Книга «Владимирские просёлки» появляется в 1957-м и прославляет Солоухина. Спустя год его вводят в президиум Союза писателей РСФСР, а еще через год – в Союз писателей СССР. На протяжении всей жизни писателя публикуются поэтические сборники, очерковые, художественно-публицистические книги. И не только книги. Из-под пера Солоухина вышли известные эстрадные песни, завоевавшие популярность в Советской стране. Например «Мужчины» в исполнении Марии Пахоменко, «Лада» в исполнении группы «Песняры» и другие.

За свою творческую деятельность Владимир Солоухин был награжден орденами Трудового Красного знамени, Дружбы народов, Знак Почета, медалями, государственной премией РСФСР имени М. Горького.

Но в этой статье мы затронем маленький отрезок жизни Владимира Алексеевича – посещение им нашего Ненецкого округа.

Заветная мечта

Итак, окончив в 1951 году Литературный институт имени А.М. Горького, Владимир Солоухин, поступает на работу корреспондентом в редакцию журнала «Огонёк». Он посещает вместе с фотографами редакции различные уголки Советского Союза.

В своих очерках освещает деятельность трудовых коллективов, описывает природу и богатства родной страны. В то время у

Владимира появляется заветная мечта, необъяснимое желание увидеть белого оленя. На его поиски писатель отправляется в Канинскую тундру, в рыбацкий поселок Шойна.

Так и не найдя его, Солоухин пишет очерк «Северная фамилия», напечатанный в журнале «Огонёк» в 1952 году. В нем рассказывается о работе Шоинского рыбзавода, о тяжелых буднях рыбаков династии Малыгиных: капитанов мотобота Ивана Александровича и Андрея Евлампиевича, бондаря Ивана Павловича, директора Аристарха Артемьевича, рыбака Артемия Васильевича. Очерк иллюстрирован цветными фотографиями рыбаков.

Следующая его поездка в поисках белого оленя направляет писателя в Большеземельскую тундру Ненецкого округа. Там судьба сводит Владимира с его «белым оленем», будущей женой, работником в белом халате, врачом Розой Рукавковой.

Как Рая стала Розой

Раиса Лаврентьевна Рукавкова родилась в 1926 году в деревне Мымрино Орловской губернии в семье учителей. Обещание рая (Рая – краткая форма имени Раиса. – Прим. ред.) в стране государственного атеизма невольно аукалось. Не оттого ли родители, стремясь шагать в ногу с социалистической модой, переименовали четырехлетнюю дочь в честь немецкой революционерки Розы Люксембург? Знали бы они тогда, какими шипами утыкает жизнь судьбу их Розы…

В семье было трое детей – три сестры, Роза младшая. Она училась очень хорошо и сразу в нескольких местах: начальной школе, музыкальной, а также в балетной школе. Через какое-то время семья переехала в город Орёл. Она мечтала стать балериной, но началась Великая Отечественная. Орёл оккупировали, кругом разруха, голод, казни, расстрелы.

Роза Рукавкова хорошо знала немецкий. Ей подходило к 14, когда ее с партией орловских

девушек отправили на работу в Германию. В местечке Гросс-Лихтенау под Кёнигсбергом (Восточная Пруссия, территория современной Польши) они строили дорогу. Но главным образом работали на необозримых полях какого-нибудь бюргера, убирая вручную сахарную свек-лу, картофель, рапс, расчищая скотный двор. В общем, были сельхозрабочими на положении рабынь.

 О своей жизни в неволе в течение четырех лет она писала дневники, которые своеобразным путем попадали в ее родной город Орёл и печатались на страницах Совинформбюро.

– Бумажные мешки из-под удобрений, комбикорма, не раз вымокавшие под дождем и высушенные на ветру, разрезала на листы и сшивала в тетради, – позже рассказывала Роза.

После публикации ее писем-дневников люди убегали с биржи труда, из-под конвоя на вокзале, из товарных вагонов по пути следования в Германию. Тем самым, она не ведая о том, спасла немало жизней от немецкого рабства и смерти.

Сообщения, которые она умудрялась посылать из неволи матери на родину, в обход немецких почты и цензуры, шли через двух знакомых немцев – почтальона Гельмута под Кёнигсбергом и кого-то из приличных немцев-постояльцев, квартировавших у Рукавковых в оккупированном Орле. Первый как бы писал второму, а в итоге близкие Розы, а через них и широкий круг знакомых, узнавал правду о ее жизни в рабстве.

Со временем круг разросся до всесоюзного: письма цитировались в советских пропагандистских изданиях типа листков Сов-информбюро. Их использовали в своих военных очерках писатели Константин Симонов и полька Ванда Василевская. Все письма Розы Рукавковой из Германии ее мать после освобождения Орла отправила в Чрезвычайную Государственную Комиссию имени Н.Н. Бурденко по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР.

Много позже ее дневниковые записи-письма превратились в единственную книгу – «На задворках Победы». Она подписана двойной фамилией: Солоухина по мужу и Заседателева по отцу.

Ее отец, выпускник екатеринбургского юнкерского училища, после октября 1917-го оказался в войсках Колчака. А ее двоюродные дяди, орловские профессора, братья Заседателевы, были арестованы и расстреляны в 1936-м как враги народа. Поэтому она всю жизнь

носила материнскую фамилию – Рукавкова. Дневниковые записи были опубликованы вскоре после смерти Солоухина сначала в журнале «Юность», а в 2008 году изданы в книжном варианте.

 Розу Рукавкову и других русских девушек освободили советские войска 3 мая 1945 года.

30 августа она вернулась в Орёл, а через день, 1 сентября, пришла в родную школу, где за год окончила 8–10-й классы с одной четверкой. В том же году она поступила во 2-й Ленинградский санитарно-гигиенический медицинский институт и с головой окунулась в учебу.

– Осознание того, что я живу на своей земле, придавало мне необыкновенные силы, – вспоминает Роза Солоухина. – А то дикое унижение и бесчеловечное отношение к русским, которое я пережила в Германии, заставило меня осознать себя как личность, еще больше полюбить свою Родину, свой народ. После войны житье было нелегкое, мы совершали много ошибок и несправедливостей, но я все равно считала, что это пройдет, все можно исправить. Когда окончила институт, попросила распределение в самую трудную точку: никак не могла забыть, что четыре года работала на немцев и хотелось отработать для своей страны. Сейчас, наверное, это кажется смешным, но рвение было необыкновенное. И меня послали в Заполярье, на остров Колгуев. Но в Архангельске меня начальство туда не пустило, предупредив, что это очень опасное и тяжелое место. Меня направили в Нарьян-Мар, где я работала детским врачом по четырем профилям, так как врачей не хватало. Там мое рвение к работе нашло себе применение.

Умчи меня, олень

И вот в Нарьян-Мар приехал корреспондент «Огонька» Владимир Солоухин. Поселился рядом с городским парком, где стоял памятник самолету «Як-7б». Он несколько раз выезжал в тундру в поисках своего белого оленя, но все безрезультатно.

Мне удалось найти его стихи о Нарьян-Маре, о тех днях, когда он жил в городе. Они были опубликованы в журнале «Огонёк» № 12, 1952 год, под рубрикой «Из северного дневника». Всего несколько стихов: «Мой блокнот», «Новый городок в Заполярье», «В дождливый день», «Южный ветер». В них он описывает свои первые впечатления о городе, о людях с которыми общался. Есть тут и печорские рыбаки, и Татьяна Шиткова – врач, кочующая по тундре, и Надежда Ардеева – уроженка Канинской тундры, закончившая партшколу в Архангельске. А еще есть самолет «Як-7б», стоявший на постаменте в сквере Нарьян-Мара с 13 звездами!

Во время одной из таких поездок в Нарьян-Мар, зимой, когда на улице мела снежная метель, Солоухин три дня ходил по городу и маялся без работы. Давно написав очерк о работниках окружной больницы, он пожаловался в горздравотдел, что не может передать материал (телеграф не работал) и вылететь в Москву тоже не может. А сидеть без дела не пристало. Тогда ему предложили поговорить с двумя молодыми врачами из Ленинграда. Чтобы время занять.

Так Владимир Солоухин разыскал детского врача Розу Рукавкову и взял у нее интервью. А в конце встречи сказал: «Мы будем вместе».

Все три дня, что он провел в Нарьян-Маре, Владимир Соло-ухин сопровождал Розу по всем детским пунктам питания, спорил с ней на педсоветах, убеждал не вмешиваться в питание местных детей, маленьких ненцев. Она тогда запретила давать им сырую оленину.

– Это единственный вид живых витаминов! – горячился Солоухин. – Вы что, хотите их держать только на сушеном картофеле и луке?!

А вечером, в конце рабочего дня, устроил ей вечер поэзии — читал стихи собственного сочинения. На следующее утро он улетел на самолете еще дальше на север. Прислал телеграмму: «Я на Каре, подробности из Москвы». Потом опять телеграмма: «Пролетел над Нарьян-Маром, подробности из Москвы».

После его командировки в Ненецкий округ в журнале «Огонёк» появляется очерк «Всем бортам!» о трудовых буднях работников морской гидрометеостанции «Усть-Кара» («Огонёк» № 4 (1389) от 24 января 1954).

С цветных, слегка поблекших фотографий, сделанных фотографом Галиной Санько, на нас смотрят обветренные лица метеоролога Петра Васильевича Спицына, более 30 лет проработавшего в Арктике, радиста Леонида Наумовича Розбаша, аэролога Юрия Колосова, гидрометеоролога Николая Гришина.

Владимир Солоухин пишет об их работе: «Посменно становятся метеорологи на вахту. В любую погоду записывают указания приборов, измеряют температуру и соленость воды, поднимают шар-пилоты, чтобы по ним можно было изучать скорость и направление ветра высоко в небе. Данные собираются, систематизируются, и тогда радист посылает их в эфир: «Всем бортам! Всем бортам!»

– Я была влюблена в свою работу, в Север, в северный народ, добрый и благодарный, – вспоминает Роза Лаврентьевна. – И кроме того, у нас был на редкость сплоченный коллектив. Мы были как одна семья, поддерживали друг друга. Я совершенно не собиралась покидать Нарьян-Мар. Ехала туда навсегда, с большим багажом: одеялами, кастрюлями и прочей утварью. Володя видел, как я люблю свою работу, поэтому брал в «Огоньке» внеочередные командировки и прилетал в Нарьян-Мар. В редакции иронизировали: «Ты становишься специалистом по Крайнему Северу». Но об этих местах он больше очерков не писал. Последний назывался «У нас в Нарьян-Маре», обо мне и моей ленинградской подруге Люсе.

Когда Роза Рукавкова полетела в свой первый отпуск в родной Орел, путь лежал через Москву. Она даже и предположить не могла, что Владимир Алексеевич ежедневно звонит во Внуково и все десять дней справляется, есть ли она в списке пассажиров.

– Не успела я сойти с трапа, как увидела Владимира и оказалась в его объятиях, – вспоминает Роза Лаврентьевна. – Я этого не ожидала и даже не представляла, что так может быть. Это было как в сказке.

На следующий день они подали заявление в ЗАГС. События развивались так быстро, что Роза не смогла купить себе свадебное платье, и на регистрацию она надела студенческое, правда тоже белое. Свадьба была в ресторане «Арагви», открытом в 1938 году по личной инициативе Лаврентия Павловича Берии. Это был первый национальный ресторан в стране и первый ресторан грузинской кухни. На ней гулял весь «Огонёк». Это было событие – героиня очерка стала женой.

После свадьбы они уехали в Орел, знакомиться с родными.

– На встрече все было замечательно, – рассказывает Роза Лаврентьевна, – а вот на второй день ко мне пришла подруга и сказала: «Надо же, какие красивые ребята за тобой ухаживали, а ты вышла за некрасивого». Очень удивилась, Володя казался мне красавцем, русским богатырем! Косая сажень в плечах, густая светлая шевелюра, голубые глаза, массивная фигура. Я-то была полной его противоположностью: кареглазая брюнетка небольшого роста, как раз Володе до пояса. Мне все в нем нравилось: походка, фигура, как он говорит. Он отвечал моему идеалу, я была просто счастлива.

Творческий дуэт

После отпуска Роза, теперь уже Солоухина, вернулась в Нарьян-Мар и ждала смену врачей, чтобы передать им свои дела. Она проработала еще три месяца в Нарьян-Маре и, оставив весь свой багаж соседям, уехала в Москву. После этого она уже не работала по специальности. Все годы совместной жизни служила незаменимым советчиком Владимира Алексеевича при написании произведений. Из-за неразборчивого почерка Владимира, жене-помощнице приходилось под диктовку печатать на машинке новые сочинения мужа. Позднее у них родились две дочери –Елена и Ольга.

Последний раз Владимир Солоухин был в наших краях в 1976 году, принимал участие в ярком красочном гулянии «Усть-цилемская горка» (весенне-летний обрядовый праздник, жемчужина русского Севера). Результатом его поездки стал документальный фильм «Праздник на Печоре», режиссера Михаила Игнатова. В нем Солоухин читает закадровый текст о культуре, фольклоре и быте устьцилемов.

Владимир Солоухин умер 4 апреля 1997 года в Москве, его отпевание прошло в Храме Христа Спасителя. Он был первым, кто призвал к восстановлению этого величественного, духовного места и президентом общественного комитета по его возрождению. Русская Церковь высоко оценила деятельность на этом посту, его отпевал сам патриарх Алексий II.

Похоронен Солоухин в родном селе Алепино. В доме, где родился и вырос Владимир Алексеевич, где писал свои стихи и прозу, где жила его семья, жена и дочери был создан музей его имени. Роза Лаврентьевна стала экскурсоводом, хранительницей памяти о жизни и творчестве русского писателя. Она была и остается его «белым оленем»!

Краевед-поисковик Сергей Козлов / «Няръяна вындер»


ИAП ARCTICuniverseПечать

Спец проекты
«Арктические страны»
На ваш взгляд, какие факторы тормозят развитие интенсивного судоходства по Северному морскому пути?
Голосование проводится до 30.07.2012
24.9%/4Высокие тарифы Атомофлота
 
18.8%/3Недостаточное количество ледоколов
 
43.8%/7Отсутствие сервисных центров и портов на СМП
 
12.5%/2Сложная ледовая обстановка
 

100%/16 

Архив голосований

© www.iisr.ru | mail@iisr.ru | +7(495)5045600 Настоящий ресурс может содержать материалы 18+