about arctic_history arctic_today canada contacts denmark finland iceland links norway russia sweden usa 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99
Информационно-аналитический портал ARCTICuniverse

Дневники АПУ: здесь рыба не клюет и зверь не пробегает

27.07.19 / 13:48

Свои заметки о второй в этом году экспедиции «Арктический плавучий университет — Трансарктика 2019» передал обозреватель ИД «Комсомольская правда», заведующий лабораторией Высшей школы экономики, координатор Ассоциации плавучих университетов России Александр Милкус. Напоминаем, второй рейс проекта САФУ «Арктический плавучий университет» в 2019 году – это третий этап проекта «Трансарктика — 2019», организованного Правительством Российской Федерации, сообщает Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова.

— Навигатор есть? А как я без него остров отыщу? Ты хоть направление дай! — горячится, зажав кнопку рации, старпом «Профессора Молчанова» Игорь Плахин.

Лодка «Зодиак» спущена на воду. Игорь, стараясь разведать обстановку, разворачивается за кормой судна и исчезает в густо взбитой пелене тумана. И вдруг резко выскакивает с другой стороны, прижимается к борту.

— Кто надел спасжилеты — вниз! — командует вездесущий капитан Сергей Хохлов.

«Зодиак» снова пропарывает туман и через несколько мгновений оказывается возле каменных уступов острова Сосновец. Когда пелена спадет, окажется, что от судна до суши не больше километра.

По острову рассыпаются разноцветные куртки. Для тридцати студентов, которые в Архангельске сели на борт «Молчанова», это не просто высадка на сушу. Это полевая практика. Ребята из САФУ, РГГМУ, СПбГУ, МГУ и Вышки разбиты на группы и у каждой свое задание. Молодые социологи вместе с Марией Тысячнюк из университета Дарема (Великобритания) по узким мосточкам топают к домику метеостанции. Им нужно опросить сотрудников, о том, как, на их взгляд, меняется остров в условиях изменяющегося климата.

Другие останавливаются у глубокой ямы. Им предстоит описать здешние термокарстовые провалы и воронки, полигональный микрорельеф. Другие хватаются за мобильники: нужно сфотографировать и задокументировать островные постройки — в каком они состоянии. На берегу после возвращения из экспедиции их предстоит сравнить с материалами, собранными предыдущими отрядами, чтобы понять насколько быстро ветшают брошенные людьми здания. Третьи ищут птичьи гнезда. Четвертые отбирают образцы пород.

Я стою на крылечке метеостанции с ее начальником Владимиром Зотовым. Он закуривает, прищуривается сквозь очки.

— Уезжать? Нет, не собираюсь…

— Наверняка же у вас есть квартира на материке?

— Есть в Нижнем Новгороде. Там живут дети с внуками. А я вот тут… — и он кивает за спину. — Раньше работал на Вайгаче. Теперь уже почти десять лет тут.

— Не скучно?

Он пожимает плечами:

— А что нам нужно? Телевизор есть. Интернет есть. Продукты завозят…

— Хватает?

— У нас «паек» от государства на 7200 рублей в месяц. На станции работают четверо. Вот и считайте. Вполне. А если что-то еще нужно — заказываем в соседней деревне.

И машет рукой через пролив (по-местному «салма»). Там виднеются крыши поселка. И уточняет:

— По интернету заказываем. Потом приезжаем и забираем.

Владимир Викторович тактично топчется на пороге — в кухне-столовой социологи опрашивают его подчиненного Игоря Дурнева. Внушительный Игорь тоже уже ветеран метеостанции. Окончил колледж в Новосибирске и по распределению попал на метеостанцию в Арктику. О чем, кстати, как он утверждает, ни разу не пожалел. Уже девять лет работает под началом Владимира Викторовича.

Еще два сотрудника метеостанции — жены Игоря и Владимира Викторовича. Обе в отъезде. Жена Дурнева в декрете на материке, жена начальника поехала по делам.

— Вакансии есть?

— Есть, — кивает начальник. — На Сосновце стратегически важная метеостанция. Мы же в Горле Белого Моря.

Начальник ведет меня к местной гордости — крохотной теплице, где из грядки торчат мясистые стебли лука. А вот листики редиски все в дырах — обглоданы паразитами.

Метеорологи пожимают плечами:

— Ну что-то да вырастет!

На остров не завозят фрукты. Разве что яблоки. Они хорошо хранятся.

— На жизнь хватает? — не совсем тактично спрашиваю я.

— 35 тысяч в месяц. На семью, если берешь дополнительные работы, выходит под 100 тысяч. Жить можно. И еще откладывать.

Игорь Дурнев с женой так накопили на квартиру в Архангельске.

К зданию метеостанции стекаются студенты. Кто-то задерживается у стеклянного шара, похожего на волшебный шар какой-нибудь предсказательницы.

— Это гелиограф — начинает экскурсию Зотов.

Северное управление Росгидромета — один из главных партнеров САФУ. И, стоя в сторонке, наблюдаю, как ребята рассматривают площадку с метеорологическими устройствами. Может быть кто-то после такого знакомства вольется в команду метеорологов.

Маячники

Социологи уже закончили беседу на метеостанции и, отмахиваясь от настырных комаров, расспрашивают о житье-бытье маячницу Люду Гейкину. Маяк в ведении военных, поэтому Людмила строго блюдет военную тайну, о которой ее, между прочим, никто не спрашивает. У Людмилы двое детей — погодки. Старшему год и девять, младшему девять месяцев. Пока малыши подрастают, ей помогает мама, которая тоже приехала на Сосновец.

— Приехали сюда с насморком. А тут все прошло, — щурится на солнце Людмила. — Чистый воздух, никаких бактерий…

Откуда-то сбоку нарастает гул. Прямо по мхам, лишайникам и местным приземистым растениям, вцепившимся в каменистую почву продуваемого острова — едет что-то среднее между снегоходом для лета и газонокосилкой. Муж Людмилы начальник маяка Роман Гейкин привез воду из родника.

— У нас в колодце вода приличная. Метеорологи отдавали пробы в Архангельск. Лучше чем та, что в городе течет из-под крана. Но из родника же вкуснее.

— Рыбы, наверное, у вас много, — оглядываюсь я. Из центра узкого острова видны оба его берега.

— Да не клюет здесь рыба! Нет ее, — расстроенно говорить подошедший к нам Роман. — Покупаем ее в магазине в Сосновке.

Даша Сапрыкина из Вышки усердно конспектирует его.

— А зверь?

— Так и его нет. Забежал как-то зимой олень, так собаки его в море загнали. Да и ружья у нас нет…

Над нами в этот момент, как назло, на бреющем полете пролетает наглая откормленная утка.

— Местные их не едят, — Игорь даже бровью не повел. — А мы как-то пробовали. Мясо красное, а вкус, как у курицы.

Несмотря на то, что в полном составе община обитателей Сосновца составляет семь человек не считая младенцев, и Роман, и Владимир Викторович, описывая соседей, говорят местоимение «они». Каждая команда живет своим бытом и расписанием. Хотя от одного деревянного домика до другого по тропинке не больше пяти минут ходу.

— У военных немного другой «паек», — рассказывает мне начальник метеостанции. — Когда нам приедается что-то — меняемся банками консервов.

— Ветер вот только… — скорее не жалуется, а констатирует Людмила. — Бывает такой, что цвет у морошки сдувает. И потом мало ягод.

На берегу парни исследуют мареограф — домик на скалистом обрыве. Внутри него большая яма, в которой установлен датчик, подсоединенный к самописцу. Здесь регистрируют приливы и отливы.

Рядом студенты под началом сотрудника Росгидромета Александра Соломатова возятся с рейками. Они проводят нивелировку — измеряют высоты на островном берегу. Это важно, чтобы понимать как меняется рельфев Сосновца.

— Мы такие работы проводим каждый год, — объясняет мне Зотов.

— У нас новая электронная техника. Уточняем полученные результаты, — добавляет Соломатов. Студенты записывают продиктованные им цифры в раскрытый журнал.

Скорлупка

На острове раньше стояла военная часть. Домик казармы зияет пустыми окнами. Склад треснул почти посредине и стены потихоньку разъезжаются в разные стороны.

Два веселых и добродушных пса гоняют от одной группы студентов к другой, счастливые, что сегодня столько новых людей, каждый из которых норовит потрепать по лохматой голове. Кто-то из ребят фотографирует меленькие белые цветы, усыпавшие склоны ям. Кто-то пытается окунуться в крохотном заливчике, где стоячая вода прогрелась до почти черноморской температуры.

Прилив сменился отливом. На камнях подсыхает морская капуста.

Члены экспедиции осторожно спускаются к лодкам по мокрым камням.

Последней на борт забирается Настя. В руке она бережно держит рябые скорлупки от яиц какой-то местной птахи. На судне по каталогу студенты будут разбираться с какой островной живностью они столкнулись.


ИAП ARCTICuniverseПечать

Спец проекты
«Арктические страны»
На ваш взгляд, какие факторы тормозят развитие интенсивного судоходства по Северному морскому пути?
Голосование проводится до 30.07.2012
24.9%/4Высокие тарифы Атомофлота
 
18.8%/3Недостаточное количество ледоколов
 
43.8%/7Отсутствие сервисных центров и портов на СМП
 
12.5%/2Сложная ледовая обстановка
 

100%/16 

Архив голосований

© www.iisr.ru | mail@iisr.ru | +7(495)5045600Настоящий ресурс может содержать материалы 18+