Увидеть полюс и умереть

О Георгии Седове, исследователе, лейтенанте российского флота, чей ледовый поход составил славу России и русской науки, в справочниках и энциклопедиях пишут коротко и трагично: «Российский гидрограф и полярный исследователь. В 1912 году организовал экспедицию к Северному полюсу на судне "Святой Фока". Зимовал на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа. Пытался достигнуть полюса на собачьих упряжках. Умер близ острова Рудольфа». За обрывками биографии – факты, обросшие легендами.

Девиз жизни бесстрашного полярного исследователя понятен из его собственных слов о русских моряках, которые ежели «станут под почетный флаг полярной экспедиции, принесут все и личные интересы в жертву великому делу своей Родины, несмотря ни на какие лишения и бедствия». Георгий Седов родился в семье азовского рыбака с Кривой Косы. В семье было девять детей. Отец ушел на заработки и пропал на годы. С семи лет пришлось Георгию рыбачить, ходить на поденщину в поле. В двадцать один год Седов получил диплом штурмана дальнего плавания, в двадцать четыре экстерном сдал экзамен и был произведен в поручики по Адмиралтейству, направлен в гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана.

Биографы утверждают, что еще в 1903 году он впервые задумался о достижении полюса, когда познакомился в Архангельске с участниками американской полюсной экспедиции Циглера -- Фиала. Это вполне вероятно. Но начинается русско-японская война, и он подает рапорт об откомандировании его на Дальний Восток. Седов командует миноноской № 48, которая несет сторожевую вахту в Амурском заливе. А в 1906 году его назначают помощником лоцмейстера Николаевской-на-Амуре крепости.

В газете "Уссурийская жизнь" молодой гидрограф выступает со статьями, в которых подчеркивает "значение Северного океанского пути для России", призывает к его освоению.

В 1908-1910 годах Седов работал в экспедиции Каспийского моря, затем проводил на Колыме обследование устья реки, а на Новой Земле картировал Крестовую Губу, где был заложен Ольгинский поселок.

Надо сказать, что в то время полюс был "модной темой". Одна за другой к Северному полюсу снаряжались экспедиции, преследующие рекламные или спортивные цели. Еще свежа была в памяти попытка добраться до Северного полюса на воздушном шаре, предпринятая тремя шведскими аэронавтами во главе с инженером С.Андрэ. Попытка эта закончилась трагически. Отважные исследователи погибли во льдах Арктики, также как до них погибла затертая льдами экспедиция де Лонга.

Георгий Яковлевич видел несколько лет назад в Архангельске судно "Америка", снаряженное на Северный полюс миллионером Циглером. И так отзывался об увиденном:

- Великолепное трехмачтовое судно, отличное снаряжение. Все рассчитано, все предусмотрено, одних ездовых собак более четырехсот, два десятка лучших маньчжурских пони. В миллион рублей экспедиция обошлась, а полюса не достигла. Почему? Потому что у американцев подход не тот. Они все на деньги меряют. Начальник экспедиции Антони Фиала так и заявил мистеру Циглеру: "Дайте мне достаточно долларов и я завоюю полюс, сделаю бессмертным ваше имя". А разве только деньги решают? Мужества, высокого мужества, рожденного любовью к отчизне, у них не хватало, а это главное.

В 1909 году с самой северной точки полярного бассейна - мыса Колумбия - вышла в поход к Северному полюсу экспедиция Пири. Предприимчивый американский путешественник, ранее потерпевший неудачу, на этот раз решил применить метод выдающегося русского полярного исследователя Ф.П.Врангеля, Пири поделил свою экспедицию на шесть партий: пять вспомогательных и одну главную. Вспомогательные партии содействовали продвижению главной и на определенных этапах возвращались, оставляя продовольственную базу. В последний переход Пири, этот типичный представитель американских расистов, взял с собой негра и четырех эскимосов. Он не хотел делить с кем-либо из белых славу завоевателя полюса, а его спутники по его мнению были "не в счет".

Весьма сомнительно, что Пири достиг полюса. К тому же неожиданно у него появился соперник, некий доктор Кук, претендовавший на звание "первого завоевателя Северного полюса". Оба путешественника обвиняли друг друга во лжи и жульничестве. Газеты раздували скандал. В конце концов, Кук был изобличен в явном мошенничестве, но и Пири не удалось подтвердить свое пребывание на полюсе. Как бы то ни было, Северный полюс по-прежнему оставался загадочным белым пятном, загадочным и неведомым, манившим путешественников своими тайнами.

План своей экспедиции в Арктику Георгий Седов представил в Морское министерство в марте 1912 года. В докладной записке начальнику Главного гидрографического управления генерал-лейтенанту А. И. Вилькицкому Гергий Седов пишет: "Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявлялись еще во времена Ломоносова и не угасли до сих пор. Амундсен желает во что бы то ни стало оставить честь открытия за Норвегией и Северного полюса. Он хочет идти в 1913 году, а мы пойдем в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг..."

Седов рассчитывал на судне достигнуть Земли Франца-Иосифа, создать там базу, на которой предполагал провести полярную ночь и уже в марте на собачьих упряжках дойти по льду до Северного Полюса. Вся экспедиция была рассчитана сроком на шесть месяцев и осенью 1913 года или летом 1914-го должна была вернуться обратно на Землю Франца-Иосифа или в Гренландию.

В случае задержки из-за тяжелых ледовых условий Седов рассчитывал на посылку к его экспедиции вспомогательного судна с углем для обеспечения в следующем году дальнейшего плавания судна в высоких широтах.

Морской министр Григорович создал особую комиссию для рассмотрения предложения Седова. И члены комиссии резко, но во многом справедливо раскритиковала план экспедиции. К 1912 году Георгий Яковлевич много и успешно поработал на Севере, но он не знал зимней Арктики, не имел никакого опыта движения по дрейфующим льдам. Отсюда и проистекали все промахи разработанного им плана. У Каньи, например, была сотня собак и два вспомогательных отряда. У Пири - двести пятьдесят собак и четыре вспомогательных отряда. По плану Седова переход к полюсу должны были осуществить всего три человека с тридцатью девятью собаками. К тому же, стремясь "опередить" Амундсена, Георгий Яковлевич намечал срок выхода экспедиции на I июля. Времени на подготовку было явно недостаточно.

В конце мая Седов подготовил новый, уточненный план экспедиции. Количество собак увеличивалось теперь до шестидесяти, а груз был уменьшен с 3,25 до 2,18 пуда на одну собаку (около 38 килограммов). Но дневной рацион собаки пришлось снизить с 1 до 0,6 фунта (приблизительно до 250 граммов). Так что и в новом плане были явно нереальные цифры. Весь поход к полюсу и обратно должен был теперь продолжаться 172 дня - без малого шесть месяцев! Однако Седов верил в свои силы, в силы русского человека: "Кому же, как не нам, привыкшим к работе на морозе, заселившим Север, дойти и до полюса? И я говорю: полюс будет завоеван русскими..."

Комиссия выслушала Седова и признала, что намечаемая экспедиция носит «несколько непродуманный характер». В выдаче денег ему отказали. Однако император ему пожаловал «высочайшее пособие» в размере 10 тысяч рублей. Но этих денег было мало и пришлось искать частных жертвователей... О трудностях Седова узнала английская компания. Англичане тут же предложили предоставить путешественнику все необходимое

для экспедиции - при условии, что все сделанные открытия будут принадлежать Англии! Седов ответил, что честью Родины не торгует, и прекратил всякие контакты с потенциальными инвесторами.

С большим трудом ему удалось-таки собрать 108 тысяч рублей, на которые он и зафрахтовал старое парусно-зверобойное судно «Святой мученик Фока». Оно находилось в запущенном состоянии, но времени не оставалось, и Седов решил выходить в поход без ремонта.

Судно могло взять около 10 тысяч пудов угля, но удалось - лишь 7 тысяч, на 23—25 ходовых дней... Продукты были закуплены наспех, воспользовавшись спешкой и неопытностью полярника, архангельские купцы подсунули Седову недоброкачественную снедь... В команде не было профессиональных моряков. Преобладали случайные люди. Хотя были и энтузиасты своего дела, такие, как геолог М.А. Павлов и географ В.Ю. Визе.

С большим трудом Седову удалось достать радиотелеграфную аппаратуру и добиться предоставления отпуска радисту, служащему в военно-морском флоте. Однако перед самым отходом судна в дело вмешалось Морское министерство и запретило отпустить радиста в плавание. Ненужную аппаратуру оставили на берегу.

Лишь 14 августа 1912 года Седову удалось выйти в море. И уже три дня спустя «Святой мученик Фока» достиг Новой Земли. Но 30 августа судно попало в сильнейший шторм. Все дальше «Святого мученика...» отбрасывало в открытое море, судно дало течь, и вскоре лежало на боку, черпая носом воду. Седов написал в дневнике, обстановка на судне была «адской, хаотической». Но «Фока» выстоял и дошел до Крестовой губы. Отсюда Седов намеревался направиться на север, чтобы достигнуть Земли Франца-Иосифа. Но непроходимые льды преградили путь судну и путешественник решил повернуть на Новую Землю. Здесь и перезимовали, у острова Панкратьева , в заливе, получившем название бухты «Фоки»...

Во время зимовки Седов производил топографическую съемку острова Панкратьева и части берегов Новой Земли, проводились метеорологические и гидрологические наблюдения на специально оборудованной станции, наблюдались

приливы и отливы, что позволило по-новому осветить вопрос о распространении приливных волн у берегов Новой Земли. Он объездил на санях вдоль всего ее побережья, обогнул ее в северной оконечности и спустился вдоль Карской стороны от мыса Желания к югу на 32 километра. Экспедиция Седова впервые обошла Новую Землю по суше и пересекла ее поперек в самом широком месте.

"На обратном пути жизнь наша была трудна, больше - мучительна, ужасна, - писал он жене. - Около одного большого ледника... оторвало сильным ветром лед вплотную и унесло в море. Образовалась полынья шириной сажен 200. Эта полынья благодаря большому морозу покрылась тонким слоем льда (1,5 вершка). Так как нам деваться некуда было - либо идти назад, либо жить по ту сторону полыньи, обойти нельзя, либо переправляться, я решился на последнее. Сам пошел вперед, пробивая палкой лед и тем выбирая себе дорогу, а матросу приказал точно следовать с нартой по моим следам. Я уже благополучно переходил на другую сторону и в душе радовался, что нам удается переправиться, как вдруг слышу крик. Оглянулся: вижу нарту, собак и человека болтающимися в воде. Я поторопился, как только можно было, на помощь, но, не дойдя до человека шагов 10, сам провалился по грудь. Матрос просит помощи, а я сам в ней нуждаюсь.

...Не было никакой надежды на спасение. Лед обламывался, не за что было хвататься. Дул резкий холодный ветер со снегом, морозу - 12,5°. Члены коченели. Но Господь, по-видимому, был к нам милостив. Мы выползли снова на лед, подобрались с большой осторожностью к собакам, вцепились в постромки обеими руками, и я крикнул на собак изо всей силы, как только мог: "Прррр..." (вперед). Собаки рванулись, и нарта выскочила на лед, а затем с большой осторожностью добрались до берега..."

В августе 1913 года Седов отправил на Большую Землю часть своих людей во главе с капитаном «Фоки» Захаровым. Они должны были дойти на шлюпке до губы Крестовой, куда два раза в лето приходил пассажирский пароход и передать просьбу о незамедлительной поставке на Землю Франца-Иосифа угля и продовольствия.

Когда "Фока" в 1912 году не вернулся, в России раздавались голоса, призывавшие к организации спасательной экспедиции. Ведь на "Фоке" не было радиостанции, и судьба его оставалась неизвестной. Предполагали худшее.

Седов был полон решимости во что бы то ни стало продолжить плавание к берегам Земли Франца-Иосифа и оттуда идти к полюсу. Но прошло лето, а льды все еще держали "Фоку" в плену, точнее, уже не "Фоку", а "Михаила Суворина": во время зимовки Седов переименовал "Святого Фоку" в честь редактора газеты "Новое время".

А Георгий Седов, тем временем, воспользовавшись взломом льда, направил «Святого мученика Фоку» к Земле Франца-Иосифа. Офицеры экспедиции посчитали достижение Земли Франца-Иосифа очень маловероятным и призвали Седова повернуть назад. Это был ультиматум, почти бунт на корабле. Но Седов повел судно вперед! Несколько дней начальник экспедиции практически не сходил с мостика. "Больших трудов стоило старому дряхлому судну добраться до этих широт, тем более что на пути встретилось нам столько льду, сколько ни одна экспедиция, кажется, не встречала...", - писал он в дневнике. Приходилось экономить топливо и жечь в топках тросы и старые паруса, но Седов неутомимо вел судно к цели. Свежего мяса добыть удавалось редко. Пришлось есть и полутухлую солонину. В подборе пищевых рационов тоже сказались и спешка при подготовке, и отсутствие опыта у Георгия Яковлевича.

Впоследствии В.Ю. Визе вспоминал: «Фоке» пришлось выдержать тяжелый бой со льдами. То, что экспедиции все же удалось пробиться через ледовую преграду и дойти до островов Франца-Иосифа, является полностью заслугой Седова - без его непоколебимой настойчивости и таланта ледового капитана мы едва ли добились бы успеха».

Увы, у Земли Франца-Иосифа не было ожидаемого судна с углем и продовольствием. Позже, на мысе Бхора нашли небольшие запасы угля, оставленные экспедицией Фиала. Удачно поохотились на моржей и направились через Британский канал на север, к Земле Рудольфа. Но около мыса Муррей на пути «Святого мученика Фоки» встали льды, через которые он так и не смог пройти.

Судно стало на зимовку в бухте у северо-западного берега острова Гукера, названной Седовым Тихой. Капитан решил готовиться к походу на Северный Полюс. На все уговоры отложить предприятие, поскольку здоровье Седова пошатнулось и появились признаки цинги, он отвечал, что его больше беспокоит не собственное здоровье, а отсутствие средств, на которые он рассчитывал. Но это не может помешать им исполнить долг.

«Долг мы исполним, - говорил он, - наша цель достижение полюса; все возможное для осуществления будет сделано». До полюса было 900 километров.

Пожалуй, никто, кроме самого Георгия Яковлевича, не верил, что есть малейшие шансы на успех. Выход был назначен на 2 (15) февраля 1914 года. Вместе с Седовым шли два матроса - Григорий Васильевич Линник и Александр Матвеевич Пустошный. Направились к полюсу - на трех нартах, запряженных двадцатью четырьмя собаками, с запасом продовольствия на 4- 4,5 месяца. Путь пролегал через острые торосы, и нередко люди помогали собакам тащить груженые нарты. Матросы советовали Седову вернуться, вылечиться, но он отвечал: «Наше дело великое! Мы теперь себе не принадлежим. На родине гордятся нами. Будем думать о ней».

 

Из дневника Седова:

"2 февраля. С утра тихо, пасмурно, температура -13°. В 12 часов при температуре - 20° под пушечные выстрелы отвалили от судна к полюсу. Провожали нас верст пять вся здоровая команда и офицеры. Сначала дорога была плохая, но зато собакам помогала команда, а затем дорога улучшилась, а в конце Гукера встретили огромные ропаки, через которые пришлось переправляться благодаря наступившей темноте с большим препятствием; нарты опрокидывались, и люди падали. Я с больными ногами полетел несколько раз...

3 февраля. В 9 снялись с лагеря. Дорога скверная. Выпало много снега, и нарты врезаются в него. Собаки еле тащат. Подвигаемся тихо, тормозом является также третья нарта, которая без человека. Холод собачий -35°, при этом ветерок прямо в лоб... Ноги мои поправляются, слава, Богу.

4 февраля. В 9 снялись. В полдень чудная красная желанная заря. Дорога несколько лучше, снег утрамбовало. Собаки идут хорошо, хотя третий день ни чего не едят, сало медвежье есть отказались, сегодня дали галет - съели!.. Сегодня было здорово холодно. Я шел в рубашке, сильно продрог. Спасаемся приму сом, жжем керосину около двух фунтов в день...

5 февраля. ...В общем сегодня дорога выпала отвратительная, много рыхлого снега и ропаков. К вечеру... было адски холодно, а я умудрился и сегодня шагать в рубашке, ибо в полушубке тяжело. Продрог снова, в особенности замерзла холка, спина, плечи. Кашляю, тяжело очень при большом морозе дышать на ходу, приходится глубоко втягивать в грудь холодный воздух; боюсь простудить легкие...

7 февраля. ...Сегодня термометр минимальный показал - 40°. Дорога была ужасно мучительна, ропаки и рыхлый глубокий снег. Страшно тяжело было идти, а в особенности мне. больному. Собаки, бедняжки, не знали, куда свои морды прятать... От двух до четырех была вьюга. Это окончательно нас убило, мы едва продвигались вперед. Я все время оттирал лицо и все-таки не усмотрел, как немного обморозил нос...

... 10 февраля. В 9 двинулись дальше. Я до того оказался слаб благодаря бронхиту, что не мог десяти шагов пройти вперед. Сидел опять на нарте. Адски промерз, так как был одет для ходу. Кажется, еще больше усилил простуду, ибо стала болеть грудь и все ниже в правой стороне, страшно лихорадит. Дорога была скверная, а я все-таки был вынужден управлять своей нартой, был настоящим мучеником. Сейчас в палатке при огне очень дурно себя чувствую. Ужасно боюсь, чтобы не получить воспаление легких. У Пустошного шла кровь ртом и носом. У Линника сильно мерзли ноги. Сегодня был .особенно холодный день.

...13 февраля, 13-е число неудачное, как вообще. Снялись в 9 и пошли в тумане (идет снег). Дорога тяжелая, собаки еле везут, ничего не видно... В 5 часов остановились ночевать. Вечером пришел медведь к палатке, огромный, собаки его погнали. Я, несмотря на болезнь, пошел с Линником на собачий лай. Пройдя кое-как около двух верст, мы нашли медведя сидящим в лунке, окруженного собаками. Я несколько раз стрелял в него с аршинного расстояния, но ружье так замерзло, что не дало ни одного выстрела. Когда пошли мы, разочарованные, назад, то я уже двигаться не мог, так плохо себя чувствовал. Пришлось остаться с собаками сторожить медведя, а Линник пошел за нартой. Вскоре медведь выскочил из лунки и побежал... собака за ним. Часа через два меня нашла нарта и привезла, как труп, в палатку. Здоровье свое ухудшил, а тут еще нужно залезать в замерзший обледенелый мешок».

14 февраля. Сегодня в 9 часов потащились дальше. Снег, туман, ничего не видать, собаки не везут - караул. Протащились около трёх-четырех верст и стали лагерем... Здоровье мое очень скверно, вчерашний медведь ухудшил его...

Спустя несколько дней он уже не мог двигаться и матросы уложили его на нарты. Приходя в сознание, Седов смотрел на компас, который сжимал в руке, опасаясь как бы матросы из жалости к нему не повернули назад.

Разразилась буря. Более трех суток бушевала она. Путешественники, забившись в палатку, старались согреться теплом своего дыхания. Но вот затих буран. На горизонте после долгой трехмесячной полярной ночи забрезжили первые лучи солнца. Георгий Яковлевич попросил матросов вынести его из палатки. Лежа на нартах, коченеющей рукой он записал в своем дневнике последнюю запись в дневнике: «Болен я адски и никуда не гожусь. Сегодня опять мне будут растирать ноги спиртом. Питаюсь только одним компотом и водой, другого ничего душа не принимает. Увидели выше гор впервые милое, родное солнце. Ах, как оно красиво и хорошо! При виде его в нас весь мир перевернулся. Привет тебе, чудеснейшее чудо природы! Посвети близким на родине, как мы ютимся в палатке, больные, удрученные, под 82° северной широты!"».

21 февраля 1914 года. Пурга, лагерь вблизи острова Рудольфа. Здесь и тогда нашла успокоение душа Георгия Седова. Матросы похоронили его на мысе Аук. Устроили надгробие из камней, рядом положили русский флаг, приготовленный Седовым для полюса... Оба матроса вернулись на свое судно. «Святой мученик Фока» вернулся в Архангельск. (по материалам книги Т.Ю. Лубченковой «Самые знаменитые путешественники России»Изд-во «Вече». Москва.1999 г)

Понять эту личность до конца трудно. Одно ясно: Седов всю жизнь боролся с людьми, которые выступали с позиций голого практицизма. Он оставался до последнего вздоха человеком убежденности и веры в предначертание своего пути. Ему не давали совершить открытие для России высшие чины, потому что он был... чужаком, не из касты! Как много не открыто, не сыграно, не создано на Земле из-за тех, кто сию минуту у власти...

ИAП ARCTICuniverse
© Информационно-аналитический портал ARCTICuniverse 2018
При полном или частичном использовании материалов ссылка на ИАП ARCTICuniverse обязательна.
При использовании материалов на веб-ресурсах гиперссылка на сайт агентства ИАП ARCTICuniverse
(www.arcticuniverse.com) обязательна.